Сергей Лавров
Мне нравится:
Вывести Россию из международной изоляции — эта задача была главной в 2015 году для министра иностранных дел. После присоединения Крыма и обострения ситуации на юго-востоке Украины политическое сотрудничество с европейскими странами и США свернулось, количество международных контактов заметно сократилось. Сергей Лавров изоляцию отрицал, в интервью отмечал, что, наоборот, интерес к России вырос. Однако встречался в основном с африканскими и латиноамериканскими коллегами, а также союзниками России на постсоветском пространстве.

В феврале Сергей Лавров выступил на Мюнхенской конференции по безопасности, где говорил о двойных стандартах западной дипломатии. В ответ ему напомнили о нарушении Россией международных норм, а попытки оправдать присоединение Крыма результатами референдума вызвали смех. Лавров ответил поговоркой: «Смех продлевает жизнь».

Успехи тоже были. Многолетние переговоры об иранской ядерной программе закончились в мае соглашением, которое удовлетворило все стороны — награда за многолетние усилия, которые прикладывала Россия к решению вопроса.

Осенью контакты с Западом вновь становятся крайне интенсивными. К этому подстегивает ситуация в Сирии и необходимость координировать борьбу с терроризмом.
Мнение эксперта
Я внимательно послушала немецкий перевод речи Сергея Лаврова в Мюнхене — той самой, которую дважды прерывали насмешками и гневными выкриками. Оказалось, в момент, когда западные делегаты громче всего возмущались, переводчица пропустила важную часть фразы.

Лавров сказал: «Объединение Германии происходило без всякого референдума, и мы были активными сторонниками этого». А на немецкий перевели только: «Объединение Германии происходило без всякого референдума». Получилось, что он высказал претензию к тому, как Германия объединилась. И немцы начали кричать «буууу». Те, кто слушал английский вариант речи Лаврова, услышали, будто СССР после войны все время выступал за воссоединение Германии. Что, конечно же, нонсенс.

Не берусь утверждать, что если бы Лавров выступал по-английски или если бы перевод был точным, его бы не освистали. Немецкие журналисты говорили мне, что для немцев сравнение Крыма с воссоединением Германии было бы неприемлемым в любом случае. Но все же я считаю, что в нынешней ситуации, когда в плане взаимопонимания и так все плохо, такие ошибки переводчиков непозволительны.
Елена Черненко,
руководитель международного отдела газеты «Коммерсант»

Видео: «В сложной ситуации США переводят стрелки на Россию»


Фото © РИА «Новости», Reuters