Кризис банковской системы
Я помню:
В 2017-м банковская система России оказалась в шаге от полномасштабного кризиса. Неприятности начались с приходом лета и были связаны с банком «Югра», занимавшим 33-е место по размеру активов. В июле «из-за неустойчивого финансового положения» Центробанк сперва ввел в «Югру» временную администрацию, но потом отозвал лицензию. А 7 августа Центробанк подал в суд заявление о банкротстве «Югры».

Сами по себе отзывы лицензий у российских банков происходят ежегодно: 97 случаев в 2016 году, 93 – в 2015-м, 86 – в 2014-м. Однако в 2017 году начало лихорадить крупные банки: в «Югре» на конец марта находилось 196,8 млрд рублей клиентских средств.

Вторым почти поверженным гигантом стал банк «Открытие», входящий в десятку крупнейших по размеру активов и включенный в список «системообразующих». Ему прочили судьбу «Югры». Но в конце августа Центробанк сделал заявление о том, что будет проводить санацию «Открытия». В декабре ЦБ стал владельцем банка. Для спасения «Открытия» от банкротства понадобилось более 456 млрд рублей.

В этот раз масштабы проблем потребовали привлечения ресурсов «последней инстанции» — самого Центробанка. Эксперты опасались, что, если санация станет необходимой и другим ведущим банкам, это разгонит инфляцию и станет смертным приговором учреждениям помельче.

В сентябре Центробанк согласился санировать Бинбанк, который находится на 11–12-м месте по величине активов.

В декабре ЦБ объявил о санации Промсвязьбанка, входящего в топ-10 по размеру активов, и ввел в него временную администрацию.

Стало очевидно, что кризис банковской системы вышел на качественно новый уровень.
Мнение эксперта
Проблемы частного банковского сектора, конечно, не были неожиданностью. Ситуация последовательно развивалась в течение как минимум 15 лет: избыток банков в системе, неуклюжие действия надзорных органов, с одной стороны, увеличивающих себестоимость банковской деятельности затратным регулированием, с другой — ограничивающих банки в ведении нормальной деятельности формальными барьерами, высокие риски ведения финансового бизнеса в России и, наконец, стагнирующая экономика не могли не привести к тому, что банкиры в попытке справиться с убытками стали все глубже уходить в «серые» операции и рискованный бизнес. Вряд ли найдется больше десятка крупных частных банков, чей баланс сегодня относительно чист, а бизнес приносит прибыль. Все говорит в пользу постепенного перехода банковского сектора полностью под государственный контроль.
Андрей Мовчан
финансист, директор программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги

Видео: Силуанов про помощь банкам и доверие пользователей



Фото © РИА Новости